Хранение ценностей в банковской ячейке. Несовершенство законодательства

Хранение ценностей в банковской ячейке. Несовершенство законодательства

Определением Верховного Суда РФ от 7 декабря 2010 г. N 78-В10-31 договор аренды индивидуального банковского сейфа, заключенный между клиентом - физическим лицом и кредитной организацией, был переквалифицирован в договор хранения, в связи с чем банк был привлечен к ответственности за убытки, причиненные клиенту в результате несохранности содержимого сейфа, вызванного ненадлежащим исполнением обязательства по охране.

Данное решение вышестоящего суда стало основополагающим при рассмотрении подобных юридических споров нижестоящими судебными инстанциями.

Выводы суда, с одной стороны, были направлены на отстаивание интересов клиента в связи с проблемами толкования ст. 922 ГК РФ. С другой стороны, формируются условия, в которых любой банк становится незащищенным от мошеннических действий клиентов в целях получения компенсации убытков, вызванных пропажей имущества, при отсутствии прямых доказательств помещения определенных ценностей в индивидуальный банковский сейф.

Статья 922 ГК РФ предлагает две договорные конструкции для оформления отношений, возникающих при размещении ценностей в банковской ячейке, - договор хранения и договор аренды. Выбор той или иной конструкции определяется наличием контроля со стороны банка за помещением вещей в индивидуальный сейф.

Хранение ценностей в банке является специализированным видом договора хранения. Единая и основная для договора хранения и договора хранения ценностей в банке (как его подвида) обязанность - выполнение действий по обеспечению сохранности принятой на хранение вещи (от порчи, похищения, действий третьих лиц, могущих привести к повреждению или уничтожению имущества).

Применительно к договору хранения в целом широта и содержание предпринимаемых хранителем мер зависят от нескольких существенных условий: предмета хранения, статуса хранителя, цели хранения, срока хранения, наличия встречного удовлетворения для хранителя и проч.

Для договора хранения ценностей в банке круг таких существенных условий уже и заранее определен. Предмет хранения может не иметь для хранителя значения, если, например, договор хранения оформляется с условием отсутствия ответственности хранителя за содержимое ячейки.

Особым условием, но не более, выступают требования хранителя к сдаваемому на хранение имуществу, им не могут быть вещи, легковоспламеняющиеся, взрывоопасные или вообще опасные по своей природе. Хранитель по договору хранения ценностей в банке всегда профессиональный. Срок хранения на предпринимаемые хранителем меры не влияет, так как в течение периода нахождения ценностей в банке меры не меняются и являются одинаковыми для имущества любого клиента.

Согласно общим правилам хранения хранитель для обеспечения сохранности вещи обязан предпринять все предусмотренные договором меры. Данная обязанность подразумевает наличие в соглашении между сторонами подробной переписи тех действий, которые должен осуществить хранитель с учетом предмета хранения, срока хранения и прочих существенных для хранения в целом условий. Указание в договоре на помещение ценностей в специальный ящик само по себе не является указанием на специальные условия хранения. Ящик выступает способом индивидуализации вещей конкретного клиента.

Руководствуясь логикой действующего закона, при отсутствии в договоре хранения условий о мерах или неполноте таких мер хранитель должен принять для сохранения вещи также меры, соответствующие обычаям делового оборота и существу обязательства. Данное правило характерно для хранения в целом и необходимо для случаев, когда существенным становится предмет хранения (прежде всего, свойства предмета хранения), срок хранения, статус хранителя.

Для договора хранения ценностей в банке основной выступает обязанность хранителя по принятию мер, предусмотренных действующим законом, иными правовыми актами или в установленном ими порядке. Такими действиями могут быть осуществление хранителем охраны своими силами или с привлечением третьей стороны, с использованием систем видеонаблюдения в любом случае принятия таких мер, которые обеспечили бы контроль со стороны банка за помещением, где находится предоставленный клиенту сейф.

В соответствии с п. 4 ст. 922 ГК РФ к договору о предоставлении банковского сейфа в пользование другому лицу без ответственности банка за содержимое сейфа применяются правила о договоре аренды. Отсутствие ответственности за сохранность имущества при использовании конструкции договора аренды частично компенсируется корреспондирующей с правилом о существенности объекта ст. 612 ГК РФ об ответственности арендодателя за недостатки сданного в аренду имущества. Данное правило предоставляет клиенту больше возможностей по сравнению с правами по договору хранения ценностей в части контроля состояния места хранения.

Вместе с тем предлагаемые ГК РФ формы устранения недостатков не соответствуют правомочиям, ожиданиям клиента: на безвозмездное устранение недостатков банку необходимо время - а клиенту зачастую банковская ячейка нужна здесь и сейчас; соразмерное уменьшение арендной платы при невозможности использования ящика по прямому назначению также не решит вопрос; самостоятельное устранение клиентом недостатков принципиально невозможно; досрочное расторжение договора противоречит целям клиента. Такие способы прямо указывают на незаменимость объекта аренды, стороны исходят из того, что передана индивидуально-определенная вещь, не подлежащая изменению.

Кроме того, арендодатель не отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, которые должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности. Стоит отметить, что часто клиент банка не осматривает и не проверяет исправность ячейки в момент заключения договора - во времени данное действие может не совпадать с заключением договора.

Следовательно, что-либо заявить физическое лицо/представитель юридического лица может только при первом использовании ящика. Очевидно, что единственно возможным выходом в данной ситуации является замена ячейки другой, хотя правилами об аренде такой способ не предусмотрен.

При аренде банковских ячеек согласно п. 3 ст. 922 ГК РФ банк освобождается от ответственности за несохранность содержимого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможен вследствие непреодолимой силы.

В качестве доказательства наличия вины банка, а также обоснования причинно-следственной связи между действиями банка и возникшими у клиента убытками в рассматриваемых судебных спорах суд учел факт ненадлежащего исполнения кредитной организацией обязательств по охране индивидуальной банковской ячейки. Однако обстоятельство противоправных действий третьих лиц, приведших к вскрытию ячеек в хранилище банка, не может служить причиной возникновения у клиента убытков при отсутствии доказанности факта причинения убытков.

Еще римским правом в основу хранения была положена элементарная модель: лицо, получившее от другого лица индивидуально-определенную вещь, обязывалось безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить в целости и сохранности лицу, передавшему вещь на хранение.

Подобная модель определяла следующие особенности хранения: принятие индивидуально-определенной вещи, выполнение определенных действий для ее сохранения в течение определенного срока и возврат.

Такая характеристика хранения отражает один из основных признаков хранения: реальность договора, т.е. возникновение отношений между хранителем и поклажедателем в момент передачи вещи. Реальный характер отношений подтверждает определение договора хранения, данное в п. 1 ст. 886 ГК РФ: по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

Применительно к договору хранения ценностей в банке с условием об ответственности кредитной организации за содержимое ячейки указанные условия выражены в следующих обязанностях банка: принять от клиента ценности, которые должны храниться в сейфе, осуществить контроль за их помещением клиентом в сейф и изъятием из сейфа, после изъятия возвратить их клиенту (п. 2 ст. 922 ГК РФ).

При отсутствии переписи переданного на хранение имущества не ясен предмет, в отношении которого банк осуществляет обязанности хранителя, несет ответственность за сохранность и обязанность по передаче клиенту по истечении срока хранения именно сданной вещи. Для клиента отсутствие у банка информации о содержимом банковского сейфа означает в первую очередь необходимость доказывания факта причинения убытков и их размер.

В Определении в качестве подтверждения помещения клиентом в индивидуальную сейфовую ячейку денежных средств судом были приняты к вниманию: расписки, справка о совершении нотариальных действий, выписка операций по счету, предварительный договор купли-продажи квартиры и иные документы, подтверждающие заключение договора купли-продажи квартиры и начало исполнения условий данного договора, а также свидетельские показания.

В силу ст. 60 Гражданского процессуального кодекса РФ доказательствами признаются сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Важной характеристикой доказательства является его относимость к конкретному делу. Из перечисленных данных сведениями, которые прямо подтверждали помещение в ячейку определенной денежной суммы, могли служить только показания свидетелей.

При этом остался не исследованным вопрос о возможном сговоре клиента и лиц, давших свидетельские показания. Выписка операций по счету подтверждала факт выдачи денежных средств клиенту, но не действие по вложению ценностей в ящик.

Договор купли-продажи, справки нотариуса, иные документы, подтверждающие заключение договора купли-продажи квартиры и начало исполнения условий данного договора, не могли быть признаны доказательствами по делу, так как свидетельствовали о вступлении клиента в правоотношения с третьими лицами относительно некой квартиры и не имели значения в рассматриваемом споре. Таким образом, исследованными судом обстоятельствами факт причинения убытков клиенту банка и размер убытков не могли быть подтверждены.

В Решении Калининского районного суда Санкт-Петербурга по делу N 2-3259/11 9 июня 2011 г. в качестве доказательств помещения определенной денежной суммы в банковскую ячейку суд учел в том числе справку кредитной организации о совершении операции по проверке банкнот, постановление органов полиции о признании клиента банка потерпевшим, соглашение о хранении денежных средств по сделке приобретения права собственности объекта недвижимости, свидетельские показания. Документ о проверке подлинности денежных средств, акт органа полиции не имели прямого значения для дела, так как не могли подтверждать возникновение убытков и их объем.

Принятое во внимание судом соглашение о хранении денежных средств по сделке приобретения права собственности объекта недвижимости, с условием об отсутствии контроля со стороны банка за помещением ценностей в банковскую ячейку, описи принимаемого на хранение имущества, учета сведений о содержании сейфа, также не могло свидетельствовать о приеме банком на хранение определенной денежной суммы. О недостатках свидетельских показаний было указано выше.

Проведенное краткое исследование правоотношений, возникающих при помещении ценностей в банковскую ячейку, указанные судебные споры и выводы судов свидетельствуют о трудностях установления признаков, позволяющих отнести правоотношения к соответствующему договорному типу, а следовательно, и сложностях определения закона, подлежащего применению.

Данная проблематика, в свою очередь, влияет на возможности защиты клиентом своих прав в случае пропажи имущества, не поименованного при заключении договора, выражающихся в отсутствии возможностей использования соответствующего судебного иска.

Очевидно, что возложение ответственности на кредитную организацию, при отсутствии у банка информации о предмете, который он обязан сохранить, не является решением проблемы. Существует необходимость в выделении правоотношений, возникающих при помещении ценностей в банковскую ячейку, в самостоятельный договорный институт, определяющий цель договора - сохранение имущества и способы достижения цели.


© 2014 - 2017 Эксперт Бизнеса. Все права защищены.