Перспективы и проблемы банковского кредитования

Кредитный процесс в прошлом году показал классический фальстарт. Разогнался было, не дождавшись свистка судьи, да и вернулся в исходное положение. Настоящий сигнал к началу дистанции прозвучит не скоро.

Банковское кредитование предприятий, едва успев "разморозиться" после острой фазы кризиса, похоже, вновь начало сворачиваться.

Пик эйфории кредиторов и заемщиков пришелся на сентябрь ушедшего года: тогда, по данным Банка России, прирост выдачи займов относительно предыдущего месяца составил 5%. Но уже в октябре этот показатель сжался до 1,2%.

С учетом валютной переоценки кредитных портфелей по методике Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования цифры получаются иными, но тенденция аналогичная: прирост кредитования нефинансового сектора в сентябре составил 3,6%, а в октябре - ноябре снизился до 1,9% (без учета данных по Сбербанку, которые в силу своего масштаба и специфичности сильно искажают общую картину). Для сравнения: до осени темпы ежемесячного прироста кредитования, по версии ЦМАКП, дрейфовали в диапазоне 1,7 - 2,7%.

Впрочем, по итогам 2011 г. эксперты получили неплохой общий результат прироста кредитов нефинансовому сектору - около 25%, хотя еще весной 2011 г. выше отметки 15 - 17% прогнозы не простирались. Но уже в январе - феврале этого года, по оценке некоторых экспертов, существует вероятность снижения кредитных портфелей в номинальном выражении. Сигналы к сворачиванию кредитования поступают с разных сторон.

Во-первых, в конце сентября - начале октября после почти полутора лет купания в избыточной ликвидности банки вновь столкнулись с проблемой ее дефицита, вызванного ухудшением ситуации как на внутреннем, так и на внешнем денежных рынках. Стремительное рассасывание излишков "жировых запасов" в цифрах, по расчетам ЦМАКП, выглядело так: доля средств, выведенных из текущего оборота (ОРБ, срочные депозиты в Банке России), в ликвидных рублевых активах банков к концу 2011 г. упала до 10 - 20% против уровня 70 - 80%, характерного для 2010-го - начала 2011 гг. Чистая ликвидная позиция банков (разница между средствами, размещенными в Банке России, и средствами, привлеченными от Минфина и Банка России) стала отрицательной.

Тогда же стала усиливаться несбалансированность между спросом на кредит со стороны экономики и ресурсной базой банков, обусловленная падением сберегательной мотивации населения (из-за низкого уровня процентных ставок в начале года) и усилением его склонности к потреблению. В ситуации ресурсной диеты банкам стало не до раздачи займов. Наоборот, они сами подчищали свои заначки и с энтузиазмом одалживали у монетарных властей: к концу 2011 г. доля кредитов Банка России и депозитов Минфина в общем объеме привлеченных средств банков превысила 4%. Предлагать кредиты заемщикам банкам стало особо не из чего.

Во-вторых,то, что банки все-таки предлагали, перестало устраивать самих заемщиков. Скачкообразный рост ставок по кредитам в IV квартале отпугнул банковских клиентов. С начала года, по официальным данным, уровень ставки по годичному рублевому кредиту вырос не очень значительно - с 8,6 до 8,8%. Но дело в том, что в этой обобщенной статистике учтены и данные Сбербанка, который традиционно в состоянии позволить себе условия кредитования лучше среднерыночных.

Достаточно заглянуть в Интернет, чтобы получить представление о реальной стоимости ссуд - 9,5, 10% и выше. Эти ставки смотрелись бы несколько завышенными даже на фоне растущей инфляции. Однако со второй половины года, особенно в IV квартале, динамика инфляции приятно порадовала чиновников: по данным Росстата, ее значение за 2011 г. составило всего 6,1% (какой ценой удалось добиться таких успехов - отдельный разговор). На фоне падающей инфляции ставки по кредитам стали восприниматься как заоблачные. Банки напрасно рассчитывали, что заемщик смирится и примет их.

В-третьих, перспектива глобальной неопределенности в мировой экономике заставила и банки, и заемщиков гораздо более осторожно относиться как к выдаче, так и к предоставлению кредитов.

В-четвертых, по некоторым оценкам часть компаний, осознав, что их долговая нагрузка нецелесообразно высока, в последний месяц прошлого года активно приступила к досрочному погашению кредитов. Они бы еще осенью начали этот процесс, но кризис ликвидности поразил тогда и их финансы. Зато принес отрезвление. И когда в конце года бюджетные средства дошли до компаний, многие из них сделали выбор в пользу снижения собственной долговой нагрузки.

Темпы роста потребительского кредитования с осени тоже заметно замедлились. По расчетам ЦМАКП, исключающим данные по Сбербанку и учитывающим валютную переоценку портфелей, после августовского рекорда (прирост за месяц 4,6% - наивысшее в прошлом году значение) осенью энтузиазм заемщиков заметно снизился, что отразилось на динамике прироста кредитов - 2,2 и 2,6% в октябре и ноябре.

Сдерживающие факторы, определяющие поведение частных заемщиков, - это, во-первых, отпугивающий уровень ставок (на страницах специализированных интернет-ресурсов можно увидеть значения свыше 25% годовых - цена для безумцев) и, во-вторых, возросшая осторожность заемщиков, наслушавшихся про вторую волну кризиса.

Осторожность диктуется и ухудшением материального положения граждан: по данным Росстата, с ноября 2010-го по ноябрь 2011 г. рост реальных располагаемых доходов составил всего 0,2%. Когда кошелек худеет, серьезные покупки и крупные траты, требующие финансовой подпитки со стороны, как правило, откладываются. Но по итогам текущего года, отражающим весенне-летние эйфорические настроения заемщиков в связи (как многим казалось) с восстановлением после кризиса, прирост потребительского кредитного портфеля составит более 30%. Это гораздо выше предварительных ожиданий.

Однако ждать рекордных показателей в 2012 г. не стоит. Поведением и банков, и заемщиков, как корпоративных, так и частных, будет управлять суперосторожность. По оценкам прирост потребительского кредитного портфеля составит 10 - 11%, корпоративного - около 5%. Ввиду перспективы такого сворачивания возникает два вопроса. Как сжатие кредитования соотносится с потребностями экономики в заемных ресурсах? И как столь резкое сокращение доходной части бизнеса скажется на финансовом положении банков?

За экономику в целом эксперты более-менее спокойны. В 2012 г. ее бурного роста никто не ожидает: по не самым оптимистичным оценкам - около 3%. А следовательно, и ее нужда в кредитном "топливе" будет невысока. К тому же современные долговые проблемы некоторых стран Европы, а чуть раньше долговые проблемы российских компаний, запустили общественную и профессиональную дискуссию о принципиальной возможности эффективного роста в кредит.

Окончательная точка в этой дискуссии еще не поставлена, но все больше и больше экспертов склоняются к мнению, что развитие за счет кредитных ресурсов чревато последующими проблемами. С этой точки зрения снижение аппетитов на кредит можно считать благом, пусть и слегка навязанным обстоятельствами. Тем более что все эксперты предсказывают рост просроченной задолженности отечественных заемщиков перед российскими банками. По расчетам ЦМАКП, даже при инерционном варианте развития, без явных шоков, в текущем году доля просрочки в совокупном кредитном портфеле вырастет до уровней, в 2 - 2,5 раза превышающих докризисные значения.

Сама банковская система от сворачивания кредитования, безусловно, пострадает - пропорционально сокращению портфеля будет сокращаться доход. Более того, в последние полгода банки подготовили себе еще одну ловушку. Начиная со второго полугодия, они повышали ставки по депозитам, заманивая вкладчиков, поскольку для многих кредитных институтов стало очевидным, что пассивы, привлеченные от граждан, скоро станут основным источником фондирования. В результате ставки по депозитам взлетели до небес: в декабре в качестве специальных акций предлагали вклады и под 12, и под 12,5% годовых.

Граждане довольно охотно повелись на заманчивые предложения банков оформить кредитную карту онлайн или получить кредит на более выгодных условиях: по оценкам ЦМАКП, в 2011 г. прирост депозитов составит 17 - 18%. Есть обоснованные предположения, что и в 2012 г. граждане охотнее будут сберегать, нежели тратить.

С одной стороны, хорошо, что банки ищут и находят возможность формирования ресурсной базы, поскольку на депозиты предприятий особенно рассчитывать не приходится: ежемесячное значение этого индикатора четырежды в прошлом году демонстрировало отрицательную величину, на внешние заимствования - тем более.

С другой стороны, фондирование становится очень дорогим. За счет чего банки планируют обслуживать дорогие депозиты? На каких операциях "отбивать" их стоимость? При том, что работающие активы - в первую очередь кредиты - будут сокращаться? На этот вопрос пока нет ответа. Специалисты советуют банкам глубоко выдохнуть и снизить ставки по кредитам, дабы привлечь заемщиков. Пожертвовав маржой, укрепить жизнеспособность.


 

Другие материалы категории


Написать нам