Привлечение российских инвестиций европейским союзом

В результате анализа современного состояния российских компаний, инвестиционного климата стран ЕС можно выделить следующие тенденции в процессе инвестирования российского капитала в страны ЕС.

С точки зрения структуры инвестиций тенденции таковы. Растет количество сделок среднего масштаба из-за меньшей подверженности этого сегмента политическим событиям. Количество крупных сделок не имеет четко выраженной тенденции к росту или падению, т.к. на их осуществление влияет комплекс факторов начиная от активности российских компаний, степени участия в них государства и заканчивая политической составляющей степени доведения сделок до завершения.

Российские компании за счет осуществления инвестиций в сфере добычи полезных ископаемых и их обработки в странах ЕС укрупняются.

Структура иностранных инвестиций из России в ЕС по видам имеет следующие особенности. Российские компании осуществляют экспансию в энергетическом секторе и в сфере транспорта энергии (нефте-, газопроводы).

Расширяются инвестиционные интересы российских компаний в сферах телекоммуникаций, высокотехнологичного машиностроения, химической промышленности, строительства. Растет объем инвестиций в европейские компании по добыче, обработке металлов.

Что же касается сферы услуг, то конкуренция на рынке стран ЕС очень жесткая, особенно для торговых и страховых компаний. Так, "Ингосстрах" и "РЕСО" в условиях кризиса "отложили до лучших времен" идею экспансии в Евросоюзе.

Показательна тенденция создания российских предприятий в странах ЕС в "нетипичных" отраслях, а таких, например, как международный туризм (сети российских отелей "Интурист"), вертолетные гражданские перевозки, производство программного обеспечения для противодействия компьютерным вирусам ("Лаборатории Касперского") и т.д.

Инвестиционное сотрудничество России и стран ЕС во многом зависит от эффективности государственного регулирования инвестиционных потоков. Оно осуществляется как на уровне интеграционной группировки в целом, так и в отдельных странах ЕС, а также Российской Федерации.

Наиболее перспективной формой активизации инвестиционного сотрудничества между Россией и странами ЕС является государственно-частное партнерство (ГЧП). Затрудняет использование его инструментов отсутствие федерального закона о ГЧП в Российской Федерации.

Важная общемировая тенденция последних лет отразилась и на европейско-российских инвестиционных отношениях. Частный капитал проникает в инфраструктурные проекты, имеющие признаки естественных монополий.

И если ранее магистральные трубопроводы, морские и воздушные порты, системы снабжения водой, газом, теплом, электроэнергией финансировались только государством, то на современном этапе развития мировой экономики в этих отраслях создаются государственные ТНК, привлекающие в том числе и частный иностранный капитал.

Для обозначения инфраструктурных отраслей в Евросоюзе используется термин "службы общего экономического значения" (СОЭЗ), в котором отсутствует прилагательное public (общественные). Форма собственности в данных предприятиях неограниченна, однако если в международных проектах участвуют иностранные компании, имеющие монопольные преимущества в стране происхождения, их рассматривают как агентов влияния иностранного государства.

Необходимость привлечения дополнительных средств в совершенствование инфраструктуры обусловливается также и тем фактом, что именно ее развитость улучшает инвестиционный климат и впоследствии становится залогом роста инвестиционной привлекательности страны в целом.
Таким образом, развитые страны совершенствуют собственную инфраструктуру за счет иностранных инвестиций, однако с особым нежеланием предоставляя права контроля владельцам иностранного капитала.

Российские инвестиции наиболее заметны в таких инфраструктурных проектах, как Южный и Северный потоки. А в связи с тем что энергетическая безопасность является одной из ключевых целей развитых стран, особенно вследствие мирового финансово-экономического кризиса, перспективы участия российских компаний в инфраструктурных проектах стран ЕС выглядели довольно оптимистично до недавнего времени.

Еще более очевидна взаимная выгода сторон от подобных проектов, т.к. российской стороне остро необходимо развивать собственную инфраструктуру, в том числе и для повышения инвестиционной привлекательности и модернизации экономики, а совместные инфраструктурные проекты со странами ЕС позволяют не только повышать эффективность соответствующих систем каждой из стран-участниц в отдельности, но и объединить их в общую сеть региона "Большой Европы".

Мотивы осуществления вложений российскими инвесторами в европейскую экономику сложились по объективным причинам и носят нетипичный характер:

  • краткосрочность вложений с целью получения быстрой прибыли и другими задачами, изложенными ниже, не имеющими целью развитие купленных производств или участие в делах компаний, в которые осуществлены портфельные вложения;
  • необдуманные, проведенные без должного экономического анализа покупки европейских компаний, испытывающих финансовые трудности и требующих грамотного менеджмента, который по разным причинам российские инвесторы не могли обеспечить. Избыток капитала появился в руках отечественных инвесторов на волне благоприятной мировой конъюнктуры, высоких цен на нефть и нефтепродукты, однако грамотно управлять избыточными средствами в условиях шокового перехода к капиталистическому укладу их владельцы не успели научиться;
  • одна из нетипичных задач, решаемых некоторыми российскими ТНК в ходе прямого инвестирования, - покупка зарубежных производств для "упрочения своей переговорной силы во взаимоотношениях с российскими властями". Этот мотив инвестиционной деятельности обусловливался обретением нового статуса глобального игрока, международного партнера;
  • создание дочерних компаний российских ТНК с основной целью выпуск акций и их размещение на ведущих фондовых биржах;
  • осуществление деятельности через офшорные компании, что приводит к существенному завышению объемов российских ПИИ и нерелевантному отражению лидерства западноевропейских стран по участию российского капитала в отраслях реального производства.

Существующие мотивы уже претерпели изменения: общемировая тенденция ограничения офшорной деятельности, противодействие сокрытию финансовой информации, приобретение российскими инвесторами опыта комплексного анализа объектов инвестирования - все это побуждает российских инвесторов стремиться к достижению уровня многоопытных игроков финансового рынка.

Очевидно, что российские ТНК готовы к справедливой конкуренции на мировом рынке инвестиций, переходят от экстенсивной инвестиционной экспансии к интенсивному пути развития. Западноевропейские партнеры в разрезе изменений поведенческих аспектов российских инвесторов являются главной целью приложения российского капитала за рубежом, и процесс все большей заинтересованности в этом партнерстве взаимен.

Имеет место несоответствие провозглашенных стратегических целей партнерства сторон, закрепленных в юридических документах, реальному положению дел. Необходима разработка договора о стратегическом партнерстве взамен Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 г., которое уже потеряло свою актуальность в связи с новыми условиями, сложившимися между Россией и странами ЕС.

Инвесторы тоже меняются. Растет объем государственных инвестиций в экономику ЕС, в том числе покупка европейских облигаций, как корпоративных, так и государственных, за счет средств Стабилизационного фонда (в части Фонда национального благосостояния России). Тенденция "монополизации" сферы крупного европейского инвестирования ведущими российскими ТНК не только сохраняется, но и нарастает.

Лидирующие позиции в российской инвестиционной экспансии в Европе принадлежат компаниям "Лукойл", "Газпром", "Северсталь", "Евраз" и др. Причем в кризисном 2009 г. нарастили свои европейские активы компании "Лукойл" (+6,6 млрд долл. США), ведущие металлургические компании "НЛМК", "ТМК", "Мечел" (кроме "Северсталь"), компании цветной металлургии.

В свете раскрытия данной тенденции следует отметить, что наряду с экспансией в страны ЕС российские инвесторы все чаще диверсифицируют свои активы. Лидерами по притоку российских инвестиций, а значит, и главными конкурентами в борьбе за российские инвестиции в посткризисный период являются традиционно США, Китай, а также Австралия, страны СНГ, прежде всего Украина, Белоруссия, Казахстан.

С точки зрения направлений инвестирования изменения минимальны. Основными реципиентами инвестиций остаются страны-"локомотивы" Европейского союза. Продолжается снижение доли инвестиций в страны Балтии в общем объеме инвестиций в страны ЕС.

Однако финансово-экономический кризис внес свои коррективы в географическую структуру российского инвестирования в страны - члены ЕС. Так, по данным Центрального банка РФ, наибольший объем ПИИ из России в 2008 - 2010 гг. получали страны, "транзитные" для российского капитала при его переводе в третьи государства, не являющиеся членами ЕС или СНГ, а также через которые осуществляются реинвестиции в Россию. Это прежде всего Кипр, Нидерланды, Люксембург, Гибралтар и др.

Таким образом, главными регионами приложения российского капитала в ЕС в посткризисный период являются (по мере убывания интереса инвесторов):

1) Западная Европа - традиционное направление. Страны-"локомотивы" Европейского союза в основном позитивно воспринимают идею инвестиционного партнерства с Россией, если это не касается стратегических отраслей. Исключение составляет Великобритания. Явно не противодействуя российским инвестициям, власти страны, однако, дают понять об охлаждении отношений путем предъявления претензий, требований об экстрадиции предпринимателей и дипломатов и т.д., особенно в посткризисный период.

Вследствие тиражирования историй о противоречиях двух стран в международных СМИ процесс налаживания инвестиционных связей может излишне затянуться, в связи с чем перспективным направлением развития инвестиционного партнерства России и ЕС являются разработка и внедрение правил делового оборота и делового общения для российских предпринимателей;

2) Центральная и Восточная Европа - вследствие продуманной политики либерализации, привлечения и защиты ПИИ путем снижения налогового бремени, субсидирования, невысокого уровня заработной платы, транзитного положения, возможностей местного рынка. В прибалтийских странах ожидается прирост инвестиций в электроэнергетику, телекоммуникации, продажу нефтепродуктов, машиностроение, транспорт.

В "вышеградских" - в финансовый сектор, торговлю, недвижимость, промышленность (в том числе авиастроение, металлургия), электроснабжение. В причерноморских - металлургия и нефтяные отрасли, однако новых участников на рынке этих стран не планируется. Из западнобалканских стран лишь Словения входит в ЕС, что делает ее достаточно привлекательной для российских инвестиций с целью закрепления в данном регионе.

Главными конкурентами российских инвесторов в регионе являются Германия, Австрия, Швеция, Нидерланды. Важнейшая проблема для инвестирования в данном регионе - политический фактор. Следует отметить, что наименьший интерес для российских инвесторов в рассматриваемом регионе представляют такие страны, как Словакия, Румыния;

3) Южная Европа, главным образом Кипр. Однако нефинансовые вложения в данном регионе осуществляются главным образом в Италии. Эта страна (а также Испания) в посткризисный период сохраняет позиции инвестиционного партнера России в регионе в сферах финансовых операций, нефтепереработки, металлургии, телекоммуникаций, некоммерческой недвижимости.

Важно отметить, что проблемой инвестиционного сотрудничества в данном регионе является высокая криминализированность экономик рассматриваемых стран. Так, по некоторым оценкам, в Италии объем возвращаемых в экономику "отмытых", но полученных криминальным путем денег составляет до 12% объема ВВП. Российские инвестиции на Кипре, в Испании также часто участвуют в преступных схемах.

Южная Европа - регион, где преобладает малый и средний бизнес. Вследствие этого российские ТНК, обладающие достаточной материальной базой, имеют вполне очевидный экономический интерес к поиску и покупке в этом регионе перспективных технологий, а также к инвестиционному партнерству;

4) Северная Европа - наименее вовлеченный в инвестиционные отношения с Россией регион в рамках ЕС. Однако следует отметить, что сальдо взаимных инвестиций положительное именно со стороны северных стран.

Так, Финляндия инвестирует в Россию в 4 раза больше средств, чем Россия - в Финляндию. Однако, что касается региона в целом, российские инвестиции не пользуются популярностью в Швеции и Дании, несмотря на желание и возможность участия в капитале компаний этих стран российских инвесторов. Причиной такой ситуации многие эксперты считают сложившийся негативный имидж российского бизнеса и его олигархической верхушки.

Важной проблемой на пути роста объемов привлекаемых странами ЕС инвестиций из России является негативный имидж России как инвестора. Факт убежденности европейских компаний в существовании российской экспансии, культивирование страхов перед ней приводит к "созданию в некоторых государствах политических барьеров для российских капиталовложений и недобросовестной конкурентной практики".

Следовательно, необходимо учитывать психологические и социокультурные факторы при выходе российских инвесторов на европейский рынок или расширении поля их деятельности. Идея улучшения инвестиционного имиджа России разрабатывается российскими чиновниками , однако формированию имиджа российских ТНК, являющихся зарубежными инвесторами, уделяется не так много внимания.

К примеру, в Концепции программы улучшения инвестиционного имиджа России за рубежом поддержке и продвижению национальных инвесторов за рубежом уделяется менее одной страницы (из 79), а об идее непосредственного участия каждой компании в формировании имиджа России не говорится ни слова.

Таким образом, необходимо не только всеми силами бороться с негативным имиджем России как инвестора в странах ЕС ("информационная кампания по преодолению ложных стереотипов и предрассудков о России"), но и стимулировать распространение информации о российских инвесторах у потенциальных и существующих реципиентов, раскрытие информации о финансовой деятельности российских ТНК и национальных инвесторов, в том числе по линиям ЮНКТАД (необходимы публикации в таких изданиях ЮНКТАД, как, к примеру, "Транснациональные корпорации"), ВТО как авторитетных информационных источников, совершенствовать деловую практику инвестиционных отношений между российскими инвесторами и европейскими компаниями - объектами этих инвестиций.

В странах ЕС формируется образ российских компаний как "фасада организованной преступности", российских прямых инвестиций как "обслуживающих политические манипуляции Кремля" - природа этих клише разбирается в работах, к примеру, П. Сандерса.

Современные европейские журналисты создают картину "стремительной экспансии" россиян в стратегические отрасли экономики стран ЕС, хотя фактически масштабы ПИИ компаний из стран ЕС в такие отрасли российской экономики во много раз больше.

На базе этих фактов можно выделить еще одну проблему несовпадения и конфликта интересов российских и европейских инвесторов сразу в нескольких отраслях стратегического характера. Выход из сложившихся обстоятельств автор видит только один - углубленная интеграция двух сторон, т.к. становится все более очевидно, что некоторые отрасли России и стран ЕС являются комплементарными для экономик двух стран.

А исходя из сложившейся геополитической ситуации в мире очевидны выгоды от сближения ЕС и России в экономическом плане, особенно при условии беспрецедентного усиления экономик азиатских стран. В данном процессе сближения экономик наличествует множество проблем и противоречий, однако начало этому положено - в виде значительного участия российского капитала в экономиках стран ЦВЕ.

Инвестиционные отношения, как и любые отношения в сфере экономики между Россией и странами Европейского союза, имеют большой потенциал и могут привести к значительному повышению конкурентоспособности обеих сторон.

Взаимовыгодное сотрудничество обусловливается в первую очередь взаимодополняемостью ресурсов: дешевая и квалифицированная рабочая сила, сырьевые ресурсы, возобновляемые ресурсы и т.п. у России и капитал, технологии, ноу-хау в сфере менеджмента, энергосберегающие технологии - у стран Европейского союза. Обе стороны имеют своими целями обеспечение политической стабильности в регионе "Большой Европы" и повышение конкурентоспособности национальных экономик на глобальном рынке.

Для России же развитие инвестиционного сотрудничества со странами Европейского союза особенно необходимо для достижения основной цели - скорейшей модернизации национальной экономики.