"Дружба" по-европейски: как обобрать Россию

"Дружба" по-европейски: как обобрать Россию

Месяц кипят страсти вокруг нефтепровода «Дружба». Принимаются и не выполняются техрешения по очистке от некондиционной нефти трубопровода. Создается впечатление, что наших западных партнеров вопрос получения обещанных компенсаций интересует больше, чем работа трубы. Каждый из пострадавших считает своим долгом «предъявить» и содрать по максимуму. Все это напоминает халяву времен СЭВа (Совета экономической взаимопомощи), коему и обязана своим рождением эта нефтепроводная система.

Россия признала свою ответственность за загрязнение нефти в «Дружбе» хлорорганикой, а российский вице-премьер Дмитрий Козак поспешил заявить, что компания «Транснефть» за всё и всем заплатит. После этого, как водится, все предъявили всё.

Были предъявлены претензии за порчу технологической нефти, за сломавшиеся враз заводы и за истончившиеся от хлорорганики стенки труб. Не менее скрупулезно был подсчитан убыток от каждого дня простоя участков труб, принадлежащих каждой стране, и не произведенных за время простоя нефтепродуктов на каждом заводе, куда должна поставляться нефть. Виновность России была обоснована «бардаком», царящим в нашей стране.

Действительно, «Транснефть» пропустила хлорорганику в свою часть трубы. Как это произошло, сейчас разбирается следствие. Но почему качество поступающей нефти не было проконтролировано на входе в трубопроводные системы стран-транзитеров? Ведь на входе в трубопроводы каждой европейской державы должны стоять системы измерения качества. В тарифах на прокачку, взимаемых каждой трубопроводной системой бывших стран СЭВ, это учтено. Деньги российские нефтяники платят не только за все налоги, что идут в бюджеты этих стран за нефтяной транзит, но и за расходы, связанные с самой перекачкой, — за электричество, на зарплату персоналу, за поддержание агрегатов системы в рабочем состоянии и за сохранение качества и количества транспортируемой нефти.

Белоруссия и все-все-все…

То есть «Транснефть» пропустила в трубу хлорорганику из-за плохого контроля. А почему пропустил в свою трубу хлорорганику Белнефтехим (белорусский транспортировщик сырья по «Дружбе»)? А затем Pern (оператор польского участка) и «Укртранснафта» (оператор украинского участка)…

Если идет некачественная нефть – это прямой повод перекрыть задвижку сразу на входе и предъявить претензию. Этого не было сделано. Более того, если верить сообщениям СМИ, грязная нефть была поставлена на НПЗ, где также началась ее переработка.

И здесь возникает второй повод изумиться об ответственности за работу НПЗ. На всех без исключения заводах нефть из нефтепровода не сразу попадает в переработку. Партии нефти закачиваются в хранилища, где качество сырья контролируют аккредитованные лаборатории. В России на «Дружбе» ниже места криминального вброса хлорорганики находится один НПЗ, который сразу не принял загрязненную нефть в переработку и на несколько дней раньше запланированного срока начал регламентный ремонт. Почему остальные НПЗ в Белоруссии, Польше и даже Германии (если верить Reuters) начали переработку и тут же (по информации из СМИ) сломались?

Перерабатывать нефть с избытком хлора – это как курить сигареты. По распространенному утверждению, постоянное курение приводит к раку и сердечно-сосудистым заболеваниям… Но от одной сигареты рак вряд ли разовьется. Так и от переработки одной партии нефти с повышенной долей хлорорганики поломка не произойдет.

В учебниках и спецлитературе можно прочитать, что переработка такой нефти в течение года может привести к повышенному износу оборудования. Результат зависит от концентрации хлорорганики и других свойств нефти. Причем агрессивность хлора проявляется при повышении температуры, т.е. при начале переработки нефти. А при хранении нефти или ее транспортировке примесь хлора в целом инертна.

Кроме того, решающим фактором воздействия является концентрация. Это как обогащенный уран в ядерной бомбе – должна быть критическая масса, иначе никакого взрыва не будет.

Но с массой тоже вопрос проблематичен. До сих пор ни один оператор по прокачке в «технически культурных странах» не может назвать объем попавшей к ним грязной нефти. «Белнефтехим» заявлял о 5 млн тонн, от источников из «Перна» СМИ узнали о 1 млн тонн… Если учесть, что за год по «Дружбе» в Европу прокачивается около 40 млн тонн, значит, белорусы качали грязную нефть около двух месяцев, а поляки — примерно две недели… И русских обвиняют в ненадлежащем контроле?

Так что неудивительно, что пострадавшие упрямо отказываются предоставить данные о величине загрязнения нефти на входе в сломавшиеся НПЗ. Ведь дьявол в деталях, а главная деталь «грязи» — в ее процентном содержании.

Например, Польша… Официальных заявлений о масштабах загрязнения из Варшавы не делалось. В СМИ со ссылкой на источники первоначальный объем попавшей к ним грязной нефти был оценен в 210 тысяч тонн. Потом они подумали, помолились Матке Боске, и объем увеличился до 1 млн тонн. Можно предположить, что, узнав о хлорорганике, вопреки технологии все европейские партнеры «Транснефти» не только грубо нарушили договоры, не остановив прокачку, но еще и начали подмешивать чистую нефть, чтобы сразу изменить концентрацию до допустимой и отправить нефть на переработку. При этом — успев потребовать обещанную в Москве компенсацию.

И, надо заметить, договор на транспортировку у польских трубопроводчиков заключен не с русским, а с белорусским трубопроводным концерном. На отчаянные первомайские вопли из Минска о хлоре в нефти в Варшаве ответили, что у них Пасха. И, мол, отстаньте, безбожники.

Ну а поверить в то, что пунктуальные немцы не только не проверили качество на входе в свою систему, но и начали переработку хлорорганики на не подготовленной для этого технологической оснастке, просто невозможно. Впрочем, эти немцы из бывшей ГДР, и они тоже привыкли к халявной нефти из Советского Союза…

То есть ответственность за произошедшее (а, соответственно, — и прямой ущерб) «Транснефть» должна разделить со всеми трубопроводчиками Европы.

О недополученных доходах

Нигде в мире (а это значит, и на постсоветском пространстве) транспортные компании не гарантируют грузопоток, т.к. не являются владельцами самого груза. Одно исключение — «Газпром». Он — одновременно и владелец груза, и грузоотправитель, за что подвергается жесточайшей критике в ЕС.

Труботранспортные компании заключают договора на предоставление технической возможности на осуществление прокачки. Сама прокачка зависит от желания купить и возможности продать. Объем транспортировки определяется на уровне правительств стран и считается в объемах по году. С учетом гарантированной пропускной способности «Дружбы» (более 100 млн тонн в год), весь план прокачки можно выполнить меньше чем за пять месяцев.

Когда представитель «Белнефтехима» говорит о ежесуточных 15 млн долларов убытков как о включенном счетчике, невольно вспоминается анекдот о старушке, торговавшей редиской по 50 рублей за пучок и получавшей ежедневно 500 рублей от проходившего мимо бизнесмена, жалевшего немолодую продавщицу. После десятидневного отсутствия предпринимателя торговка, перед тем как продать редиску, потребовала упущенную выгоду в 4500 рублей, простив стоимость десятка не взятых пучков… Только так можно относиться к подсчетам в братской Белоруссии за недополученные таможенные платежи от льготной российской нефти, зачисляемые в бюджет республики при их продаже за пределы таможенного пространства…

Есть еще претензии за косвенные убытки, за недополученную прибыль от продажи нефтепродуктов, которые не были произведены из-за непоставленной нефти. Говорят, на одном из совещаний был поднят вопрос об упущенной выгоде от непосаженной картошки из-за незаправленных тракторов, т.к. не был произведен нужный дизель из поставляемой российской нефти. Вот никто пока не догадался еще посчитать, сколько недополучили на контрабанде растворителей и дизеля в соседние страны

Возникла по-европейски «справедливая» ситуации, когда за все должен заплатить «иван». Но невольно возникает вопрос — с какой стати во всем опять виноваты только русские?

Мало того что сейчас «Транснефть» несет все расходы по транспортировке и хранению некондиционной нефти в отдельных парках. Европейцы вдруг заголосили о вреде, нанесенном НПЗ — типа начали переработку, и тут все сломалось.

Удивительно, как описано выше и само попадание некондиционной нефти на заводы. Взыграл азарт поправить свои финансы за счет «иванов-дураков»?

Поляки продвинулись дальше всех, запросив у «Роснефти» сделку на поставку нефти… без цены. Т.е. «поставляйте бесплатно, а мы потом решим, сколько такая нефть могла бы стоить»... «Роснефть» на столь наглое требование не ответила.

«Перн» сорвал подписанное им начало возобновления прокачки на 10 суток. И теперь этот 10-суточный простой тоже должны оплатить русские?

Но еще большие компенсации хотят содрать с России трейдеры. Уже упоминалось о нулевом контракте за поставленную нефть на польский завод… «Пановэ знамо…». Первичные скидки на нефть с превышением хлорорганики составляли 5-10 долларов за баррель. Но вскоре в ходе переговоров они поползли вверх вместе с объемами и стали на удивление одинаковыми, независимо от концентрации хлора.

А ведь многие из этих нефтетрейдеров имеют американскую регистрацию — и уж, во всяком случае, работают на территории США, где действует антикартельное законодательство. Но возможный сговор «Шелла», «Эни», «Тоталь» и прочих вряд ли станет предметом расследований в защиту «ивана».

Требование по «скидке» на загрязненную нефть сейчас, при цене 68 долларов за баррель, у всех вдруг дружно подросло до 23 долларов. Информационно координирует эту работу, основываясь на информации из «источников, знакомых с ситуацией», русская редакция агентства Reuters. Интересно, за какую долю они работают?

Иван Ватников 

КОММЕНТИРОВАТЬ / 0 ПОДПИСАТЬСЯ

Комментарии (0)

 
© 2014 - 2018 Эксперт Бизнеса. Все права защищены.